Музей Ивана Ярыгина

«Сизую я считаю своей малой родиной…»

 

В 1858 году участник сибирской экспедиции Русского императорского географического общества Людвиг Шварц впервые собрал и описал образцы енисейского мрамора. Научное изучение технических характеристик этого камня провел профессор Дерптского университета К. Гревинг, предсказавший ему большое будущее...

В 1936 году исследователь академик А. И. Корсунский сделал вывод: «Кордонское месторождение является единственным в СССР, где так счастливо сочетается высокое качество материала с грандиозными запасами, декоративными свойствами, монолитностью блоков, удобством разработки и транспортировки по Енисею».

Вскоре была предпринята попытка сооружения двух карьеров для получения мрамора, чтобы использовать его для отделки Дворца Советов в г. Москве. Реализовать задуманное помешала Великая Отечественная война.

В 1966 году, когда для химической промышленности страны потребовались новые сырьевые источники известняков, Изербельской поисково-разведочной геологической партии поручили обследовать отроги Саянских гор. В районе поселков Майна и Сизая геологи в очень короткие сроки нашли желаемые известняки, включая и огромные запасы мрамора. Мрамор - это тоже известняк, получивший другую структуру в результате подземных катаклизмов за счет высокой температуры и высокого давления. Образцы мрамора, полученные геологами, попали на международную выставку строительных материалов в японский город Осаку. Специалисты дали ему высокую оценку за прочность, морозоустойчивость, цветовую гамму. Это не осталось незамеченным в деловых и правительственных кругах. Пятого апреля 1968 года Совет министров СССР принял постановление о строительстве Саяно-Шушенского камнеобрабатывающего комбината. Волею судьбы он был построен в г. Саяногорске. Длина мраморной линзы, которая тянется с левого берега на правый -18 километров, ее ширина и глубина - несколько сот метров: впечатляет! За разведку и подготовку запасов мрамора Кибик-Кордонского месторождения начальник Изербельской геологической партии П. Г. Гусев и главный геолог А. В. Лисянский получили золотые медали ВДНХ, еще трое специалистов - серебряные.

Запасами мрамора на правом берегу Енисея, в Шушенском районе, недалеко от поселка Сизая заинтересовались власти г. Красноярска в конце восьмидесятых годов минувшего столетия, когда было намечено строительство метро в этом городе. Руководители Главкрасноярскстроя, пытаясь найти качественные отделочные материалы для станций будущего метро в своем крае, обратились к геологам.

В 1989-90 годы поиски белых мраморов были проведены специалистами все той же Изербельской геологической партии в междуречье рек Голубой и Сизой. В результате были разведаны и подготовлены для промышленного освоения залежи мрамора на нескольких участках.

Решением Шушенского исполкома райсовета № 426 от 27 января 1990 года было учреждено малое предприятие «Мрамор», за которым был закреплен участок «Беломраморный» с запасом отделочного камня в 4,2 миллиона кубических метров. Новому предприятию удалось к месту будущего карьера подвести дорогу и электролинию, но на главные работы по строительству карьера денег не было. В условиях развала Союза, политической и экономической неразберихи в России работы по строительству метро в г. Красноярске были приостановлены, интерес к получению мрамора со стороны Главкрасноярскстроя упал...

Глава администрации Шушенского района Леонид Фролович Ботвич предпринимал отчаянные попытки найти солидных инвесторов для ускоренной разработки мраморного карьера, понимая, что этот камень может существенно пополнить полупустую казну. Одна за другой, почти потоком, приезжали в Шушенское группы деловых людей, экспертов, «разведчиков», новых русских, авантюристов из различных регионов России, бывшего Союза, из дальнего зарубежья. В качестве заместителя главы администрации мне приходилось общаться с этими людьми. В надежде, что район получит ожидаемую экономическую выгоду, мы всех этих гостей кормили, поили, награждали сувенирами... Увы! Время шло, но никто не решался вкладывать средства в заветный камень: одни боялись финансово-политической нестабильности в России, другие не имели, видимо, достаточного количества денег. С Иваном Сергеевичем Ярыгиным я познакомился в 1972 году, когда курировал вопросы спорта в краевом комитете партии. Мы периодически встречались с ним в Шушенском, Сизой, Майне, Москве. При встречах, почти каждый раз, Иван и сокрушался, и упрекал, и просил:

В Сизой все заваливается, школа на подпорках стоит. Мне стыдно односельчанам в глаза смотреть. Когда районные власти начнут решать проблемы этого брошенного всеми медвежьего угла?! Ты ведь тоже там не последний человек, помогай!

Ярыгин был, конечно, прав. Селообразующим предприятием в Сизой был леспромхоз. Подчинялся он лесной власти в г. Абакане и вся прибыль жестко изымалась в пользу вышестоящей структуры. Абаканским лесным начальникам было начхать на то, что почти все объекты социально-бытовой инфраструктуры поселка: больница, школа, столовая, магазины, жилье и т.п. - пришли в ветхое состояние. Шушенские районные власти для абаканских лесников были не указ...

Однажды я предложил Леониду Фроловичу подключить к поискам инвестора для продвижения мраморных дел Ивана Сергеевича Ярыгина. Он сомнительно усмехнулся и сказал: «Спорт и мрамор вообще-то далеки друг от друга...»

Ярыгин очень переживает за своих земляков, давно хочет им помочь, но как? Если начнется добыча мрамора - это и рабочие места для сизинцев, и может быть удастся тогда что-то обновить в поселке. Людей, уважающих Ивана Сергеевича, друзей, в том числе и во властных структурах, и в бизнесе, у него много...

Ну что ж, давай, действуй, согласился Ботвич.

Случай вскоре представился - Иван Сергеевич гостил в Майне у мамы. Специально проехал с ним по пыльным, в колдобинах, улицам поселка Сизая с убогими строениями, чтобы обострить чувства земляка. На мое предложение уговорить кого-нибудь в Москве или за рубежом вложить деньги в добычу мрамора, богатырь, долго не раздумывая, улыбнулся и ответил: «Попробую уговорить»...

Почти полгода Ивану Сергеевичу не удавалось найти инвестора. Однажды позвонил мне В. И. Малышков, работавший в ту пору заместителем Ю. М. Лужкова. Начался интенсивный обмен информацией по факсу и, наконец, приглашение в Москву Л. Ф. Ботвича. После того, как Юрий Михайлович с большой группой специалистов побывал на месте будущего карьера и убедился в том, что дело интересное, перспективное, был разработан и подписан договор об экономическом и культурном сотрудничестве между правительством г. Москвы и администрацией Шушенского района. Договор предусматривал не только вложение средств в строительство карьера по добыче мрамора, но и очень много другого, выгодного для района и поселка Сизая.

Для строительства карьера было организовано новое предприятие - ЗАО «Мрамор», которое возглавил опытный, талантливый хозяйственник Александр Игнатьевич Мартынов. Перед собой и коллективом он поставил почти нереальную задачу - добыть первый промышленный блок в первый же год после начала работ на карьере. И это удалось!

Темпы вскрышных работ и добычи мрамора значительно опережали расчеты проектировщиков. В 1999 году камнерезы уже работали на 45-ти метровом горизонте, где должны были оказаться только в 2003 году!

Итальянские специалисты, осматривая карьер, восторгались:
Колоссаль, колоссаль!

Действительно, мировая практика подобных темпов освоения мраморных месторождений не знала, и объемы добычи впечатляли: на крупнейших итальянских карьерах недельная выработка была равна суточной у нас, в Сизой! Вот такое предприятие в условиях экономической и политической неразберихи в середине девяностых годов удалось создать в Шушенском районе А. И. Мартынову руками рабочих, знаниями специалистов, волей, разумом и дипломатией местных и московских руководителей.

Если говорить о добытчиках мрамора конкретно, то нужно назвать для истории хотя бы несколько достойных этого фамилий: В. Г. Чувашов, В. К. Галимский, В. А. Бритвин - машинисты камнерезных машин, Н. И. Феденев, Ю. И. Павлушкин, В. А. Линейский - бригадиры, Александр Ильин и Александр Иванов - бульдозеристы, Сергей Ильин - «командир» экскаватора-гиганта, В. П. Белоконев - начальник карьера. Заметный вклад в решение сложных организационно-технических вопросов строительства карьера внесли ответственные работники «МКК-Холдинг» Л. Д. Сахаров и В. И. Эйрих.
Активно и эффективно Шушенские мраморные проблемы решал генеральный директор Московского камнеобрабатывающего комбината В. Р. Ткач. Все тонкие, «дипломатические» нити отношений между администрацией Шушенского района и правительством г. Москвы держал В. И. Малышков. В. И. Ресин, куратор московских строителей, был заинтересован в Шушенском мраморе, т.к. он нужен был для отделки важных объектов в столице. Поэтому он
строго следил за своевременным
поступлением инвестиционных средств, помогал обеспечивать карьер современной техникой. Ю. М. Лужков, трижды «собственноручно» и «собственноглазно» исследовавший карьер, три года подряд, конечно же, был главным действующим лицом в его судьбе. Блоки шушенского мрамора по железной дороге доставляли на Московский камнеобрабатывающий комбинат. Там из них готовили облицовочную плитку. Этот отделочный материал был частично использован при сооружении храма Христа Спасителя и Манежной площади в г. Москве. Перспективы у шушенского мрамора были заманчивы: интерес к нему проявляли не только в России, но и за ее пределами. Но!!! В январе 2000 года в Шушенское приехали три(!) заместителя губернатора Красноярского края и... карьер был закрыт. ЗАО «Мрамор» подвели под банкротство. Кому это было нужно? В современной России виновных найти сложно...

Текст: Юрий ИВАНОВ «Иван Ярыгин - легенда спорта»

(см. в электронной книге - 4,5МБ)

 

 

 

 

 

 

Усадьбы 2007
Садоводы
Майнская ГЭС

Яндекс.Метрика