Музей Ивана Ярыгина

«Сизую я считаю своей малой родиной…»

  скульптура

Музей Ивана Ярыгина был открыт 20 августа 1999 года, спустя почти два года после трагической гибели выдающегося спортсмена. Создание музея - результат активных действий родных и друзей Ивана Сергеевича.

Посетители получают представление о спортивной, тренерской, общественной и личной жизни И. Ярыгина с помощью фото- и видеоматериалов. Кроме того, в экспозиции представлены личные вещи великого олимпийца, документы и памятные медали, кубки, книги...

 Иван Ярыгин - двукратный чемпион Олимпийских игр, чемпион мира, трехкратный чемпион Европы, пятикратный победитель кубка мира, трехкратный чемпион СССР, в том числе абсолютный чемпион страны 1974 года.

 Как создавался Музей Ивана Ярыгина, какие трудности пришлось преодолеть, насколько успешными были предпринимаемые шаги и решения, - обо всём этом поведал Юрий Анатольевич Иванов - самоотверженный биограф и друг легендарного спортсмена в своей книге "Иван Ярыгин - легенда спорта", выдержками из которой мы охотно делимся с вами, уважаемые посетители...

 

МУЗЕЙ ИВАНА ЯРЫГИНА (из книги Ю. А. Иванова)

В конце октября 1997 года в Шушенское из Москвы приехал В. И. Малышков. В кабинете директора ЗАО «Мрамор» А. И. Мартынова он предложил мне заняться созданием музея Ивана Ярыгина в п. Сизая. Свое предложение он мотивировал тем, что у меня был опыт 12-летней работы в музее, с Иваном Сергеевичем общался на протяжении 25 лет, сам занимался спортом. Все было действительно так, но Владимир Иванович не ведал, что я несколько лет собирал материал для книги о И. С. Ярыгине, знал его родных, друзей, его спортивное окружение. По разным причинам сесть за книгу мне все не удавалось.

Предложение я принял, и в ноябре 1997 года был назначен директором музея и включен в штат ЗАО «Мрамор».

Первое, чем пришлось срочно заниматься в Москве ‒ помещение для музея. В этот период в п. Сизая уже готовилось строительство средней школы. Документация на объект прошла почти все согласования и утверждения. Однако получив поддержку Ю. М. Лужкова, В. И. Малышкова, побегав по коридорам и лестницам московских учреждений, удалось добиться корректировки проекта школы и под музей была отведена площадь в 230 квадратных метров. Вначале мы с В. И Малышковым решили, что музей Ивана Ярыгина должен иметь статус федерального учреждения. Это предложение поддержали Ю. М. Лужков, В. Н. Смирнов, председатель Олимпийского комитета России, В. М. Зубов, губернатор Красноярского края, А. В. Тягачев, председатель российского комитета по физкультуре и спорту. Получив от этих авторитетных органов ходатайства, я попал на прием к Министру культуры России Н. Л. Дементьевой. Бегло взглянув на ходатайства, она молча протянула мне документ, из которого следовало, что Министр финансов в ультимативной форме требовал от Министерства культуры срочно «сбросить» с федерального бюджета на бюджеты областей и городов либо вообще распустить свыше тридцати известных в России учреждений и творческих коллективов. Все было ясно без слов. Правда на прощанье министр пообещала: «К этому вопросу можно вернуться, когда в России улучшится финансовая ситуация...» Когда это случится?!

Казалось, что в Красноярске вопрос об открытии музея решится без проволочек. Но так только казалось. Пять раз я вынужден был ездить из Шушенского в Красноярск и безрезультатно носить документы по кабинетам краевого управления культуры и краевой администрации. Уникальность заслуг И. С. Ярыгина признавали и малые, и большие чиновники, но согласование проекта Постановления краевой администрации тормозилось и, главное, его не подписывал губернатор. Даже высокий авторитет и добрые отношения В. И. Малышкова с В. М. Зубовым долго не давали результата. Только в последний день(!) своей работы в качестве губернатора В. М. Зубов подписал Постановление краевой администрации об открытии в п. Сизая Государственного музея Ивана Ярыгина.

Позднее один из моих давних товарищей по работе показал мне проект Постановления о музее с прикрепленной газетной заметкой о том, что Иван Ярыгин голосовал бы (со ссылкой на близкого Ивану Сергеевичу человека) не за Зубова, а за другого кандидата... О, Русь! О, нравы! Человека нет, а его именем кто-то пытался заработать голоса. После этого мне стало понятно, почему Валерий Михайлович, которому «доброжелатели» подкололи к документу эту заметку, «обиделся» и не решался поставить свою подпись.


Сбор экспонатов

Я уже упоминал о том, что еще в пору, когда Иван Ярыгин был действующим спортсменом, собирал о нем материал для книги: вырезки из газет и журналов, беседы с тренером Д. Г. Миндиашвили, друзьями, родственниками, соперниками по ковру.

Позднее, где-то года за три до трагедии, я стал выпрашивать у Ивана Сергеевича часть его спортивных реликвий для размещения их в музее-заповеднике «Шушенское». Ведь спортивная карьера юного Вани начиналась в Шушенском районе! Дела закручивали олимпийца так, что ему все не удавалось выполнить мой заказ для музея. В 1996 году я побывал у И. С. Ярыгина в новом подмосковном доме и с его разрешения одну ночь посвятил знакомству с огромным фотоархивом. Результат? Несколько десятков фотографий, кубки, вымпелы, медали «переехали» с моей помощью из домашнего музея Ярыгиных в шушенский музей. Все это и опыт спортивной, музейной работы, личное общение с Иваном Сергеевичем, с широким кругом людей, контактировавших с ним, помогли мне составить многоплановую программу поиска и сбора материалов об Иване Сергеевиче Ярыгине.

Первые интервью о феноменальном спортсмене из поселка Сизая я взял у его учителей: классного руководителя Е. А. Тимофеевой и учителя физкультуры З. Д. Ветошкиной. Они рассказали об особенностях характера юного Вани Ярыгина, о его страстном увлечении лыжами, футболом, хоккеем. По словам Зинаиды Дмитриевны Ветошкиной, будучи школьником, Ваня поражал своей целеустремленностью, настойчивостью, волей в достижении успеха на соревнованиях.

Существенное пополнение экспозиции будущего музея произошло после того, когда дважды мне удалось побывать на базе отдыха ЗАО «Мрамор», расположенной в глубине Саянских гор (примерно 200 км от п. Сизая). Свыше тридцати лет этот уголок с магической силой притягивал и душу, и тело Ивана. Здесь, «ломая» ноги по горам и скалам, балуясь с удочкой, глотая целебный воздух и отсыпаясь под мелодии перекатов горных речек, он очень быстро восстанавливался и морально, и физически. На базе у Ивана Сергеевича была в доме своя комната, обставленная всем необходимым для жизни в тайге: были и спортивная, и рыбацкая экипировка олимпийца, и посуда, и многое другое, чем он пользовался.

Подруга сестры Ивана Надежды Тамара Шандрыгось передала в дар музею швейную машинку, которая много лет помогала Евдокии Павловне одевать семью и зарабатывать кое-какие деньги.

Много ценных фотографий и вещей семьи Ярыгиных, связанных с памятью о Иване, поступило в музей от его сестер и братьев: Николая, Галины, Надежды, Александра, Любови, Людмилы, Николая (младшего).

Несколько интересных предметов быта семьи Ярыгиных удалось найти у жителей п. Сизая.

Во время переезда Евдокии Павловны, мамы Ивана, из п. Сизая в п. Майну часть домашней утвари, хозяйственного инвентаря она раздала родственникам, друзьям и соседям. Так, Якова Карловича Озола удалось уговорить передать музею семиведерную торбу для транспортировки рыбы и ягоды, кузнечную кувалду, косу-литовку для заготовки сена и портативный радиоприемник «Геолог». Михаил Станиславович Акулич сохранил и подарил музею кузнечную наковальню. Все это когда-то принадлежало семье Ярыгиных, и этими предметами пользовался Иван Сергеевич.

Центральная экспозиция Музея

Кувалда с наковальней, коса, торба, деревянный банный ушат, топор-колун, молодой кедр, как символ физической и духовной связи Ивана с таежным миром, помогли создать условную музейную композицию «ярыгинские тренажеры».

Если современные спортсмены развивают себя в залах на специальных тренажерах, то юный Ярыгин все это делал, как и большинство подростков таежной деревни, выполняя необходимую домашнюю работу, пополняя бюджет многодетной семьи. Кувалдой он «баловался» в кузнице отца в качестве молотобойца, косой готовил сено для собственного подворья и по найму (по свидетельству очевидцев за счет ширины прокоса и выносливости один выполнял работу двух взрослых мужчин), с торбой за плечами, наполненной ягодой или рыбой, он проделывал многокилометровые рейды по таежным распадкам, колуном «наколачивал» горы дров.

Существенную помощь в воссоздании подлинного образа И. С. Ярыгина как спортсмена, тренера, руководителя Федерации спортивной борьбы России, человека оказали его друзья, соперники на ковре, тренеры, спортивные чиновники, политики, земляки-сизинцы. Мне удалось записать на аудио- и видеокассеты воспоминания о И. С. Ярыгине В. Малышкова, А. Медведя, В. Мамиашвили, В. Чаркова, Д. Миндиашвили, А. Карелина, В. Игуменова, С. Андиева, А. Фадзаева, Ю. Шахмурадова, Р. Дмитриева, Ш. Невретдинова, В. Онопко, братьев Белоглазовых и многих других... Некоторые из этих материалов уже используются экскурсоводами в работе с посетителями, какая-то часть будет использована в подготовке новой концепции развития музея и для создания видеофильмов об Иване Сергеевиче, истории спортивной борьбы.

Конечно, самый весомый вклад в фонды музея внесла Наталья Алексеевна Ярыгина. Больше года я не решался просить ее о передаче музею наград, документов, бытовых предметов Ивана Сергеевича, так как видел, чувствовал при встречах, как этой семье дорого все, что напоминает о любимом муже и любимом отце. Безусловно, каждый раз после поездки в Москву и посещения дома Ярыгиных я привозил для музея экспонаты. Но самый значительный дар музею Наталья Алексеевна сделала в 1999 году, за несколько месяцев до открытия музея. Сегодня в музее экспонируются почти все удостоверения о званиях и наградах Ивана Сергеевича, много медалей, памятных знаков, кубков, грамот, его личная спортивная одежда и обувь. Все это бережно многие годы собирала и хранила Наталья Алексеевна, а теперь это стало доступным для десятков тысяч экскурсантов.


Создание экспозиции

Мне очень хотелось сделать экспозицию музея И. С. Ярыгина, используя самые передовые идеи и технологии в этой области. С этой целью пришлось побегать по московским музеям и художественным мастерским в поисках толковых специалистов. Охотников ехать «во глубину сибирских руд» и создавать экспозицию о спортсмене почему-то не находилось, к тому же все называли такие астрономические суммы в «у.е.», которые вызывали лишь горькую усмешку...

Пришлось обратиться за помощью в Министерство культуры РФ к Н. Л. Дементьевой. Министр, сама в прошлом директор музея истории г. Санкт-Петербурга, помогла найти солидную фирму, которая специализировалась на создании новых музеев.

С помощью В. И. Малышкова удалось перечислить фирме энную сумму. За счет этих средств специалисты приехали в Сизую, смонтировали две декоративные стенки, установили четыре вертикальные витрины и... ‒ все! Денег на продолжение работ не было. Краевое управление культуры бедствовало и не смогло на создание экспозиции выделить ни копейки! Шушенская районная администрация тоже сидела на мели. Красноярские спонсоры «кормили» обещаниями, а обещанного ждать...

Сроки торжественного открытия школы, а значит и музея, приближались. Часть экспонатов я хранил в Шушенском музее, часть дома, часть у дочери, страшно переживая за их сохранность. В помещении музея продолжались строительные работы, окна и двери не имели положенной для музея защиты, поэтому я не мог перевезти экспонаты в Сизую, чтобы спокойно готовить их для экспонирования с помощью художников. Правда, не было еще и денег, чтобы заключить договор с художниками, заказать стенды и напольные витрины для размещения экспонатов, и оплатить большой объем фоторабот.

Снова выручила Москва! В отчаянии я написал письмо Ю. М. Лужкову, не очень-то надеясь, что оно попадет к нему на глаза. Но! Уже через неделю мне передали по факсу мое письмо с «автографом» Юрия Михайловича. Он попросил В. И. Малышкова «найти» деньги для музея. Владимир Иванович, со свойственной ему оперативностью, нашел в Москве спонсора и, пусть скромные, деньги были перечислены на наш расчетный счет. До открытия музея оставалось полтора месяца! Специалисты музейного дела знают, что это такое... Но другого было не дано.

Сжатые сроки, финансовые трудности исключали привлечение высококвалифицированных специалистов из Москвы и даже Красноярска.

В 15 километрах от п. Сизая есть город Саяногорск. Вот здесь-то мне и посчастливилось познакомиться с интересными, самобытными художниками Валентиной Имайкиной, Людмилой Чечуровой, ее сестрой Надеждой и братом Геннадием. Опыта создания музейных экспозиций они не имели, но когда я рассказал о том, каким вижу музей, показал экспонаты, они согласились и творчески, добросовестно, в две смены работали чуть больше месяца над реализацией моих фантазий. Обязанности автора экспозиции взял на себя вынужденно, т. к. понимал, что вжиться в многомерную спортивную биографию Ивана Сергеевича даже опытному специалисту будет очень сложно.

В свое время я четыре года трудился в Шушенском музее-заповеднике заместителем директора по науке и восемь лет его директором. За эти годы пришлось побывать в десятках советских и зарубежных музеях, заинтересованно изучая их опыт работы, вообще, и показа музейных коллекций, в частности. Кроме того ‒ спортивное образование, собственная спортивная карьера, общение с Иваном Ярыгиным, собранные своими руками и пропущенные сердцем почти все экспонаты... Все это давало мне моральное право и обязывало сделать экспозицию так, чтобы с помощью рассказа экскурсовода и аудио- видеосредств раскрыть, донести до посетителей особенности необычайно интересного Спортсмена и Личности.

Центральная экспозиция Музея

За основу структурного построения экспозиции взял принцип тематических композиций: «Семья Е. П. и С. Н. Ярыгиных», «Таежная юность и тренажеры Ивана», «Спортивный подвиг Ивана Ярыгина», «Жизнь вне ковра», «Друзья и товарищи», «Семья И. С. Ярыгина», «Тренер», «Президент», «Память». Все объемные, подлинные, имеющие отношение к семье Ярыгиных вещи, кубки, документы, медали, книги размещены в пяти вертикальных витринах, на декоративном подиуме и в двух напольных витринах.

Фотоматериал решил разместить на круговых с ажурным деревянным ободом стендах. Сделать так «подсказала» символика Олимпийских колец, круг борцовской арены, круг земной жизни Ивана Ярыгина.

Оценку работе нашей творческой группы вот уже шестой год дают экскурсанты устно и в книге отзывов: Иван Ярыгин узнаваем, интересен, музей нужен...

Карканье скептиков, что в таежной глуши музей не найдут, он не будет востребован, не сбылось. В первые два года музей посетило свыше 20 тысяч экскурсантов. В Москве, в Лужниках есть музей спортивной славы России. Побывал там в 2002 году, искренне огорчился: музей, где сосредоточены тысячи экспонатов о подвигах советских и российских спортсменов, в год посещает примерно такое же количество экскурсантов, как и музей Ивана Ярыгина в глухом таежном поселке...

Новым, привлекательным огоньком культуры светится музей Ивана Ярыгина для жителей юга Красноярского края и Хакасии. Здесь можно встретить и ветеранов, и молодежь, и спортсменов, и военных. Но особенно часто сюда приезжают школьники-подростки: спортивные достижения олимпийца, его человеческие качества вызывают у большинства ребят чувство удивления, восхищения и желание еще активнее заниматься совершенствованием своего тела и духа...

Сотрудники музея не ограничили себя рамками прямых обязанностей. Они объединили вокруг себя специалистов Дома культуры, библиотеки, школы, детского сада и создали на этой основе общественный Совет культуры п. Сизая, который возглавил директор музея. Усилиями совета в поселке стали систематически проводиться массовые мероприятия для молодежи и старших поколений: «Проводы русской зимы», «День Нептуна», «Ярыгинские поединки», «Праздники осени», выставки местных умельцев и т.п.

При музее для любознательных сельчан создан клуб «Мечтатели». Тематика занятий клуба разнообразна: обмен опытом, учеба по вопросам садоводства, огородничества, встречи с музыкантами, певцами, поэтами...

Свет музейного огонька разгорается все ярче.

(Юрий ИВАНОВ)

 

Крыльцо музея Ивана Ярыгина

 

Яндекс.Метрика